ОТКРЫТЫЙ ФОРУМ. Размещение любых, не противоречащих закону сообщений. За юридической помощью обращаться: lusnikov@lusnikov.com; телефон 8-902-522-97-56 (г. Уссурийск, г. Владивосток, юрист Лусников Михаил Афанасьевич)

На форуме в разделе "Полезности" можно найти комментарии судебной и арбитражной практики и комментарии новых нормативных актов, а также - образцы договоров и других полезных документов
Бесплатная рассылка Образцы договоров, налоговые и арбитражные полезности
Текущее время: 21 ноя 2017 04:36

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 05 июл 2014 05:10 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 29 июн 2005 10:43
Сообщения: 3532
Откуда: г. Уссурийск, Приморского края
В Конституционный Суд Российской Федерации
190000, Санкт-Петербург, Сенатская площадь, дом 1

Заявитель: Общество с ограниченной ответственностью "Т."
Местонахождение: 692500, г. Уссурийск, Приморского края, ул. ______

Должностное лицо (орган), подписавшее акт, конституционность которого подлежит проверке: Президент Российской Федерации, г.Москва, Кремль.

Орган, принявший акт, подлежащий проверке: Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации, 103265, г. Москва, ул. Охотный ряд, д.1

ЖАЛОБА

на нарушение конституционных прав Заявителя практикой применения пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса РФ, позволяющей с учетом постановлений Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 года №5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса РФ" (пункт 43.2) выносить судебные решения о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака без обоснования размера понесенных убытков

Текст части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации опубликован: "Российская газета", N 289, 22.12.2006; "Парламентская газета", N 214-215, 21.12.2006; Собрание законодательства Российской Федерации, N 52 (ч.1), 25.12.2006, ст.5496.


Решением арбитражного суда Приморского края от 22.07.2013 с ООО «Т.» в пользу индивидуального предпринимателя С.. было
взыскано 650 000 рублей, в том числе 600 000 рублей компенсации за
незаконное использование товарного знака и 50 000 рублей компенсации
морального вреда, а также 16 000 рублей расходов на уплату
государственной пошлины и 2484 рубля 30 копеек судебных расходов.
Постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда
от 01.10.2013 решение Арбитражного суда Приморского края от 22.07.2013
по делу №А51-12737/2013 оставлено без изменения, апелляционная жалоба
– без удовлетворения.
Вступившее в законную силу решение арбитражного суда Приморского края от 22.07.2013 было обжаловано Заявителем в Суд по интеллектуальным правам, который своим постановлением от 11 февраля 2014 года оставил без изменения все вышеназванные судебные постановления.

В вышеназванных судебных постановлениях не указано - в чем же конкретно заключалась незаконность использования Заявителем товарного знака "Н. ф.", зарегистрированного на имя индивидуального предпринимателя С., а лишь сделана ссылка на решение арбитражного суда Приморского края от 03..04.2013 по делу № А51-5052/2013. Но при этом во всех вышеназванных судебных постановлениях так и не описаны обстоятельства совершенного Заявителем правонарушения, за совершение которого с него взыскана компенсация в сумме 600 000 рублей.
Лишь при отдельном исследовании текста решения арбитражного суда Приморского края от 03..04.2013 по делу № А51-5052/2013 можно прийти к выводу о том, что при привлечении Заявителя к административной ответственности за незаконное использование товарного знака "Н. ф." были конфискованы 29 штук изделий "Ф. н." стоимостью 68 рублей за штуку (всего на 1972 рубля).

Заявитель не оспаривает факт конфискации у него 29 изделий "Н. ф." по цене 68 рублей, всего на сумму 1972 рубля, но не согласен с размером компенсации за незаконное использование товарного знака в сумме 600 000 рублей.
Свой вывод о таком размере компенсации все судебные инстанции обосновали следующим образом:
"Согласно лицензионному соглашению от 10.05.2013 и дополнительному
соглашению к нему, заключенному между ИП С. (лицензиаром) и
ООО «С.» (лицензиатом), лицензиар в соответствии с настоящим
соглашением предоставляет лицензиату неисключительную лицензию на
товарные знаки, указанные в настоящем соглашении в объеме и на условиях,
предусмотренных настоящим соглашением. Лицензиат обязуется выплатить
лицензиару обусловленное соглашением вознаграждение и использовать
товарный знак в соответствии с условиями соглашения.
В соответствии с разделом 5 представленного соглашения от 10.05.2013,
вознаграждение, выплачиваемое лицензиатом лицензиару, составляет 360 000 рублей. Денежные средства, указанные в пункте 5.1. настоящего соглашения выплачиваются лицензиатом ежемесячно в сумме 30 000 рублей путем перевода на банковский счет лицензиара переводом на банковскую карту взносом в кассу до 15 числа каждого месяца с момента подписания данного договора".

Таким образом, истец С. свои требования о выплате ему компенсации за счет ответчика - общества с ограниченной ответственностью "Т." обосновал заключенным с ООО "С." (лицензиатом) лицензионным соглашением, в нарушение статьи 1235 Гражданского кодекса РФ не зарегистрированным в патентном ведомстве. При этом по этому лицензионному соглашению С. передавал свои права на использование товарного знака "Н. ф." лицензиату - обществу с ограниченной ответственностью "С.", права которого и могли быть нарушены Заявителем при продаже товаров с товарным знаком, право на использование которого и было приобретено лицензиатом. Поскольку С. по вышеуказанному лицензионному соглашению уже передал свои права на использование товарного знака "Н. ф." обществу с ограниченной ответственностью "С.", то он (С.) не вправе был требовать с Заявителя не выплаченные ему (С-у ) лицензиатом платежи по вышеуказанном лицензионному соглашению. Дело в том, что на момент рассмотрения в арбитражном суде требования С. о выплате ему Заявителем компенсации в сумме 600 000 рублей общество с ограниченной ответственностью "С." выплатило С-у из 360 000 рублей только 60 000 рублей.
Сложившаяся судебная практика применения пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса РФ, когда размер компенсации за незаконное использование товарного знака обосновывается суммой заключенного правообладателем и не оплаченного лицензионного соглашения, позволяет недобросовестному правообладателю заключать бесконечное множество лицензионных соглашений на любые баснословные суммы, не вносимые лицензиатами в пользу правообладателя и этими не оплаченными суммами обосновывать свои требования об уплате компенсации.

Такая практика применения пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса, поддержанная пунктом 43.2 постановления Пленумов Верховного Суда Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 года №5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса РФ" о возмещении вреда без обоснования его размера противоречит общим основаниям ответственности за причинение вреда, предусмотренным статьей 1064 Гражданского кодекса РФ и пункту 3 статьи 55 Конституции РФ, согласно которому права Заявителя могли быть ограничены пунктом 4 статьи 1515 Гражданского кодекса РФ только в целях защиты конкретных прав третьих лиц (истца С-а ).
При вынесении всех судебных постановлений, подтверждающих обоснованность взыскания с Заявителя в пользу С., не было установлено ни одного обстоятельства, свидетельствовавшего о нарушении Заявителем конкретного права С. в области:
- либо производства товаров с товарным знаком "Н. ф.";
- либо закупки с целью последующей продажи товаров с товарным знаком "Н. ф.";
- и т. п.
Из всех вышеназванных судебных постановлений следует лишь вывод о том, что вся деятельность индивидуального предпринимателя С. состоит в зарабатывании денег путем заключения лицензионных соглашений без их окончательной оплаты и взыскания компенсаций с торгующих организаций с обоснованием размера этих компенсаций не уплаченными по лицензионным соглашениям, но обозначенными в них денежными суммами.


На основании вышеизложенного и статей 96 и 97 Федерального конституционного закона от 21.07. 94. № 1-ФКЗ «О Конституционном суде Российской Федерации»

ПРОШУ:

Признать не соответствующей пункту 3 статьи 55 Конституции РФ практику применения пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса РФ, позволяющую с учетом постановлений Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 года №5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса РФ" (пункт 43.2) выносить судебные решения о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака без обоснования размера понесенных убытков.

Приложение:
1. Квитанция об оплате пошлины в сумме 4 500 рублей (оригинал + 1 экз. в копии).

2. Копия решения арбитражного суда Приморского края от 22.07.2013 (1 экз.).

3. Копия Постановления Пятого арбитражного апелляционного суда
от 01.10.2013 (1 экз.).

4. Копия постановления Суда по интеллектуальным правам от 14.02.2014 (1 экз.).

5. Копия решения арбитражного суда Приморского края от 03..04.2013 по делу № А51-5052/2013 (1 экз.)

6. Тексты статьи 1515 Гражданского кодекса РФ (30 экз.).

7. Копии настоящей жалобы (1 экз.).

8. Выписка из ЕГРЮЛ в отношении заявителя.

9. Протокол собрания участников об избрании единоличного исполнительного органа Заявителя.

" " ___________ 2014 года

Генеральный директор
ООО "Т."


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 09 ноя 2014 07:54 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 29 июн 2005 10:43
Сообщения: 3532
Откуда: г. Уссурийск, Приморского края
Конституционный Суд РФ своим определением от 25 сентября 2014 года отказал в принятии к рассмотрению вышеуказанной жалобы, сославшись на ранее вынесенные Определения Конституционного Суда РФ:
- от 20.10.2011 № 1458-О-О;
- от 24.09.2013 № 1342-О;
- от 24.12.2013 № 2133-О.
В Определении Конституционного Суда РФ от 20.10.2011 № 1458-О-О содержится следующий единственный довод: "Пункт 3 статьи 1252 ГК Российской Федерации, определяющий условия, при которых правообладатель вправе при нарушении исключительного права вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права, и пункт 5 статьи 1242 ГК Российской Федерации, предоставляющий организации по управлению правами на коллективной основе (создаваемой в целях защиты прав обладателей авторских и смежных прав в случаях, когда осуществление их в индивидуальном порядке затруднено или когда законом допускается использование объектов их прав без согласия правообладателей, но с выплатой им вознаграждения) право предъявлять от имени правообладателей или от своего имени требования в суде, принятые в развитие статьи 44 (часть 1) Конституции Российской Федерации, гарантирующей право на защиту интеллектуальной собственности, не могут рассматриваться как нарушающие какие-либо конституционные права заявителя, являющегося коммерческой организацией, в частности закрепленное статьей 44 (часть 2) Конституции Российской Федерации право на доступ к культурным ценностям, поскольку согласно статье 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц".
Этот довод трудно понимать иначе как: "Правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации и это право не может рассматриваться как нарушающее какие-либо конституционные права заявителя (другого лица), являющегося коммерческой организацией".


В Определении от 24.09.2013 № 1342-О Конституционный Суд РФ указал что закрепление законодателем права правообладателя при незаконном использовании товарного знака требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак направлено также на реализацию положений Парижской конвенции по охране промышленной собственности, в силу которых Российская Федерации как участник Конвенции обязана обеспечить эффективную защиту от недобросовестной конкуренции (пункт 1 статьи 10 bis), а также обеспечить гражданам других стран - участников Конвенции законные средства для ее эффективного пресечения (пункт 1 статьи 10 ter); при этом в качестве актов недобросовестной конкуренции (всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах) подлежат запрету, в частности, все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента (пункт 2, подпункт 1 пункта 3 статьи 10 bis).
Нужно отметить, что все процитированные Конституционным Судом РФ нормы Парижской конвенции по охране промышленной собственности содержат ссылки на запрет недобросовестных действий и на законную защиту от недобросовестных действий, но не содержат ссылок на возможность требования правообладателем выплаты компенсации вместо убытков.

В Определении от 24.12.2013 № 2133-О Конституционный Суд РФ, отказав в принятии к рассмотрению жалобы ООО "ЭлитВода Ру", ссылавшегося на неконституционность взыскания компенсации при отсутствии убытков у правообладателя, указал следующее:
"Оспариваемые положения пункта 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации о праве правообладателя требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения, в системной взаимосвязи с положениями абзаца первого пункта 3 статьи 1252 ГК Российской Федерации, закрепляющими общие условия применения указанного способа защиты исключительного права правообладателя в случаях, предусмотренных данным Кодексом для отдельных результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, а также абзаца второго того же пункта, предусматривающими определение судом соразмерности компенсации с учетом требований разумности и справедливости, направлены на реализацию положений статей 17 (часть 3), 44 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации и не могут рассматриваться как противоречащие ее статье 118 (часть 1), согласно которой правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом".

Как считают уважаемые форумчане - есть ли основания для дальнейшего обжалования в Европейский суд по правам человека права правообладателей на взыскание компенсации вместо реального ущерба?


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
TopList Rating SALDO.ru HotLog