ПЕРСОНАЛЬНАЯ СТРАНИЦА ЮРИСТА ЛУСНИКОВА

Все публикации на странице приостановлены на неопределенный срок. Публикации Лусникова смотреть в Яндексе: «Дзен канал Михаил Афанасьевич Лусников» или - по ссылке: https://dzen.ru/id/6232a760311d4f15302dc8de
Текущее время: 21 май 2024 02:16

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 12 фев 2023 09:14 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 29 июн 2005 10:43
Сообщения: 2203
Откуда: г. Уссурийск, Приморского края
И единый собственник этой комнаты, зарегистрированной в ЕГРН в качестве доли в праве собственности на коммунальную квартиру, вправе требовать недействительной такой регистрации, поскольку получил право собственности на эту комнату по договору дарения именно комнаты, а не доли в праве собственности.
К такому выводу пришёл Верховный Суд РФ в определении от 01.11.2022 № 66-КАД22-4-К8.
Суть рассмотренного Верховным Судом РФ дела такова.
Собственнику комнаты (далее именуемому Истцом) было отказано в регистрации (в прописке) в его комнате его внучки по мотиву того, что его комната зарегистрирована как право на долю в праве общей долевой собственности на квартиру, в связи с чем требуется согласие всех сособственников коммунальной квартиры, в которой расположена спорная комната.
Истец обратился в суд с иском о признании недействительной такой регистрации.
Нижестоящие суды Истцу в иске отказали со ссылкой на то, что государственная регистрация права собственности на комнату произведена на основании представленных Истцом на государственную регистрацию правоустанавливающих документов, из которых не следует, что объектом права является выделенная в натуре часть жилого помещения в виде комнаты, поэтому Истец не лишён возможности требовать выдела своей доли из общего имущества коммунальной квартиры.

Верховный Суд РФ с такой позицией нижестоящих судов не согласился и указал, что спорная квартира до передачи её Истцу по договору дарения была получена в собственность дарительницы на основании приватизации занимаемой ею единолично комнаты в коммунальной квартире. И эта приватизация является действительной, а правообладатели других комнат в этой коммунальной квартире не являются сособственниками комнаты Истца.
Именно поэтому не требуется согласие этих других сособственников на прописку внучки, а регистрация права Истца на долю в праве общей долевой собственности на квартиру должна быть признана недействительной.

Верховный Суд РФ определил обязать Росреестр произвести государственную регистрацию прав собственности Истца на его комнату.


Определение СК по административным делам Верховного Суда РФ

от 1 ноября 2022 г.
№ 66-КАД22-4-К8

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Александрова В.Н.,
судей Калининой Л.А., Николаевой О.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по кассационной жалобе В. В. И. на решение Свердловского районного суда г. Иркутска от 17 сентября 2020 г., апелляционное определение Судебной коллегии по административным делам Иркутского областного суда от 27 января 2021 г. и кассационное определение судебной коллегии по административным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 9 сентября 2021 г. об отказе В. В.И. в удовлетворении его требований о признании недействительным юридического акта регистрации права на недвижимое имущество на основании договора дарения от 28 сентября 2000 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Александрова В.Н., Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации
установила:
В. В.И. обратился в Свердловский районный суд г. Иркутска с названным выше административным исковым заявлением, указав в обоснование требований, что изложенные в ЕГРН сведения о зарегистрированных правах являются недостоверными, чем нарушаются его права как собственника по владению, распоряжению комнатой в коммунальной квартире.
В подтверждение нарушенных прав ссылался на факт отказа УФМС в регистрации невестки с малолетней внучкой по мотиву того, что вид права объекта недвижимости - общая долевая собственность, в связи с чем требуется согласие всех сособственников.
По мнению административного истца, регистрационная запись не соответствует факту дарения комнаты в коммунальной квартире.
Решением Свердловского районного суда г. Иркутска от 17 сентября 2020 г., оставленным без изменения апелляционным определением Судебной коллегии по административным делам Иркутского областного суда от 27 января 2021 г. и кассационным определением судебной коллегии по административным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 9 сентября 2021 г., В. В.И. отказано в удовлетворении административных исковых требований.
В кассационной жалобе, адресованной Верховному Суду Российской Федерации, В. В.И. просит отменить все судебные акты в порядке статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований.
По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 14 сентября 2022 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.
Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли или могут повлиять на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).
Изучив и проверив материалы дела, Судебная коллегия находит заслуживающими внимания доводы кассационной жалобы об отмене постановленных судебных актов.
Разрешая вопрос о законности действий (бездействия) государственного регистратора при осуществлении им государственной регистрации права собственности на долю в общей долевой собственности на объект недвижимости, суды констатировали, что государственная регистрация права собственности, вопреки доводам административного истца, произведена на основании представленных заявителем на государственную регистрацию правоустанавливающих документов, из которых не следует, что объектом права является выделенная в натуре часть жилого помещения в виде комнаты, сведения в ЕГРН о праве собственности В. В.И. на долю в общей долевой собственности на квартиру соответствуют положениям статей 244, 252 Гражданского кодекса Российской Федерации, прав административного истца не нарушают, поскольку он не лишён возможности требовать выдела своей доли из общего имущества; кроме того, суды сослались на пропуск срока обращения в суд.
С формальным подходом к рассмотрению настоящего дела согласиться нельзя.
Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что право частной собственности наряду с другими непосредственно действующими правами и свободами определяет смысл, содержание и применение законов, деятельность органов государства и местного самоуправления и обеспечивается правосудием; конституционные гарантии судебной защиты распространяются как на сферу гражданско-правовых отношений, так и на отношения государства и гражданина в публично-правовой сфере (постановления от 16 июля 2008 г. N 9-П, от 31 января 2011 г. N 1-П, от 31 октября 2019 г. N 32-П, от 5 марта 2020 г. N 11-П); ни одно решение субъекта, наделённого публичными функциями, если оно затрагивает права и свободы граждан, не может быть выведено из сферы судебного контроля, суды при рассмотрении дел обязаны исследовать по существу фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы - иное вело бы к тому, что право на судебную защиту, гарантируемое статьёй 46 Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемлённым (постановление от 13 октября 2022 г. N 43-П).
Судебными инстанциями это не учтено и не принято во внимание, что в соответствии с Федеральным законом от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" Единый государственный реестр недвижимости является сводом достоверных систематизированных сведений об учтённом в соответствии с законодательством о государственной регистрации недвижимости недвижимом имуществе, о зарегистрированных правах на такое недвижимое имущество и основаниях их возникновения, правообладателях, а также иных установленных в соответствии с Федеральным законом сведений.
Государственный кадастровый учёт и (или) государственная регистрация прав осуществляются на основании заявления и документов, поступивших в орган регистрации прав в установленном федеральным законодательством о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним порядке.
Основаниями для осуществления государственного кадастрового учета и (или) государственной регистрации права в числе прочего являются: акты, изданные органами государственной власти или органами местного самоуправления в рамках компетенции и в порядке, который установлен законодательством, действовавшим в месте издания таких актов на момент их издания, и устанавливающие наличие, возникновение, переход, прекращение права или ограничение права и обременение объекта недвижимости; договоры и другие сделки в отношении недвижимого имущества, совершенные в соответствии с законодательством, действовавшим в месте осуществления приватизации на момент её совершения; акты (свидетельства) о приватизации жилых помещений, совершённые в соответствии с законодательством, действовавшим в месте осуществления приватизации на момент её совершения; иные документы, предусмотренные федеральным законом, а также другие документы, которые подтверждают наличие, возникновение, переход, прекращение права или ограничение права и обременение объекта недвижимости в соответствии с законодательством, действовавшим в месте и на момент возникновения, прекращения, перехода прав ограничения прав и обременения объектов недвижимости (часть 1, пункты 1-6 части 2 статьи 14).
Также законодатель в части 1 статьи 26 названного федерального закона закрепляет самостоятельные основания, препятствующие государственной регистрации прав, а именно: когда сделка, акт, акт органа государственной власти или органа местного самоуправления, являющиеся основанием для государственной регистрации или являющиеся основанием для государственной регистрации права, ограничения права или обременения объекта недвижимости, является ничтожной (пункт 13).
В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 29 названного закона государственный кадастровый учёт и (или) государственная регистрация прав состоят в том числе из проведения правовой экспертизы документов, представленных для осуществления государственного кадастрового учёта и (или) государственной регистрации прав, на предмет наличия или отсутствия установленных данным федеральным законом оснований для отказа в осуществлении государственного кадастрового учёта и (или) государственной регистрации прав.
Государственный регистратор прав, устанавливая действительность поданных заявителем документов, проверяет: соответствие документов, в том числе их формы и содержания, требованиям законодательства, действовавшего на момент издания и в месте издания документа; наличие у органа государственной власти (органа местного самоуправления) соответствующей компетенции на издание акта, в том числе наличие полномочий у лица, подписавшего этот акт (подпункты 1 и 2 пункта 221 Административного регламента Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по предоставлению государственной услуги по государственному кадастровому учёту и (или) регистрации прав на недвижимое имущество, утверждённого приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 7 июня 2017 г. N 278).
Под формой юридического документа понимается внешняя объективизация содержания данного документа, позволяющая обеспечить его законность, а также достичь стоящих перед лицом, принимающим юридический документ, целей. Достижение данных целей осуществляется посредством определения следующих компонентов формы юридического документа: надлежащего носителя (бумажный или электронный), структуры документа (внутренняя упорядоченность его содержания) а также закрепления в нём обязательных элементов, при отсутствии которых он не выполняет своего назначения (реквизиты: вид, адресат, место и дата составления, регистрационный номер документа, подписи лиц и др.).
Под содержанием юридического документа понимается единство его элементов, свойств, раскрывающих сущность и назначение юридического документа (внутренняя упорядоченность его содержания), а также закрепление в нём обязательных элементов, при отсутствии которых он не выполняет своего назначения (реквизиты: вид, адресат, место и дата составления, регистрационный номер документа, подписи лиц и др.).
Согласно статье 67 названного Федерального закона государственный регистратор прав в соответствии с законодательством Российской Федерации несёт ответственность за несоответствие сведений, внесённых им в Единый государственный реестр недвижимости, предоставленным на государственный кадастровый учёт и (или) государственную регистрацию прав документам, сведениям, за исключением сведений, внесённых в Единый государственный реестр недвижимости из других государственных информационных ресурсов.
Таким образом, осуществление государственным регистратором полномочий по государственному учёту и государственной регистрации прав не только предполагает, но и диктует необходимость внесения в ЕГРН сведений о характеристиках объекта права собственности в соответствии с правоустанавливающими документами, послужившими основанием для государственного кадастрового учёта и государственной регистрации прав.
Применительно к настоящему делу объектом регистрации права собственности на основании договора дарения является комната в коммунальной квартире.
Указанные в договоре дарения сведения об объекте недвижимости не опровергаются представленными в судебное заседание договором на передачу жилых помещений в собственность Ж. К.С. от 17 сентября 1997 г., архивной выпиской из распоряжения председателя Комитета по управлению Правобережным округом г. Иркутска от 16 сентября 1997 г., из которых следует, что уполномоченный орган по распоряжению муниципальным имуществом передал бесплатно Ж. К.С. в собственность занимаемую ею комнату в коммунальной квартире, расположенной по адресу: ул. ..., общей площадью 199,1 кв.м, жилой площадью 139,4 кв.м, что составляет 16,10 кв.м жилой площади.
Договор передачи жилого помещения в собственность Ж. К.С. от 17 сентября 1997 г. зарегистрирован в соответствии с действующим на тот период законодательством в БТИ Администрации г. Иркутска, о чём имеется отметка в документах БТИ.
Поскольку договор передачи жилого помещения в собственность от 17 сентября 1997 г. является действительным, в судебном порядке не оспаривался и не действительным не признавался, очевидно, что получение при изложенных выше обстоятельствах в дар комнаты в коммунальной квартире не изменило статус квартиры, она не перестала быть коммунальной, В. В.И., став единственным собственником комнаты в коммунальной квартире, отнюдь не является собственником совокупности всех жилых помещений в указанной квартире, на чём ошибочно настаивает государственный регистратор, обосновывая правомерность указания в реестре прав на недвижимость государственным регистратором в качестве объекта права квартиры, находящейся в общей долевой собственности.
В свою очередь, правообладатели других комнат в этой коммунальной квартире не являются сособственниками комнаты В. В.И.
Приватизация спорной коммунальной квартиры осуществлялась поэтапно на протяжении нескольких лет, путём передачи комнат в собственность граждан, занимавших их по договорам социального найма.
Договор приватизации всей коммунальной квартиры не заключался.
Комнаты передавались в частную собственность на основании отдельных договоров передачи как самостоятельные объекты гражданских прав.
Право нанимателей на приватизацию занимаемых ими помещений в коммунальной квартире независимо как от воли собственника коммунальной квартиры и других нанимателей, так и от того, приватизируются ли другие жилые помещения в той же квартире, подтверждено Конституционным Судом Российской Федерации (постановление от 3 ноября 1998 г. N 25-П) и в дальнейшем законодательно закреплено Федеральным законом от 20 мая 2002 г. N 55-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации".
В силу предписаний статей 41-43, 59 Жилищного кодекса Российской Федерации под коммунальной квартирой понимается квартира, в которой проживают несколько нанимателей и (или) собственников), не являющихся членами одной семьи, которые обладают самостоятельными правами в отношении занимаемых ими комнат, возникшими на основании отдельных договоров, сделок, иных действий, предусмотренных законодательством, совместно использующим вспомогательные помещения (места общего пользования квартиры) и инженерное оборудование в местах общего пользования.
При таких обстоятельствах отказ государственного регистратора привести записи в ЕГРН о правах В. В.И. на объект недвижимости в соответствие с договором дарения от 29 сентября 2000 г. является неправомерным, а выводы судебных инстанций об отказе в удовлетворении заявленных требований в признании незаконными действий (бездействия) по невнесению государственным регистратором в ЕГРН сведений о правах В. В.И. на перешедшее недвижимое имущество, который полагался на точные, полные, достоверные соответствующие записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество, основаны на неверном применении норм материального и процессуального права, повлиявшем на исход административного дела, в связи с чем судебные акты подлежат отмене.
Учитывая, что обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, судом первой инстанции установлены, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные акты и не передавая дело на новое рассмотрение, принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований.
На основании изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 327, 329, 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

определила:
решение Свердловского районного суда г. Иркутска от 17 сентября 2020 г., апелляционное определение Судебной коллегии по административным делам Иркутского областного суда от 27 января 2021 г. и кассационное определение судебной коллегии по административным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 9 сентября 2021 г. отменить, принять по делу новое решение, которым признать недействительным юридически акт регистрации права В. В.И. на долю в праве общей долевой собственности на квартиру.
Возложить на Управление Росреестра по Иркутской области обязанность произвести государственную регистрацию прав собственности В. В.И. на комнату N ..., жилой площадью 16,1 кв.м, в коммунальной квартире ..., дома ..., ул. ... область, перешедшей В.у В.И. на основании договора дарения от 28 сентября 2000 г., заключенного с Ж. К.С.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 19


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
TopList Rating SALDO.ru