ОТКРЫТЫЙ ФОРУМ. Размещение любых, не противоречащих закону сообщений. За юридической помощью обращаться: lusnikov@lusnikov.com; телефон 8-902-522-97-56 (г. Уссурийск, г. Владивосток, юрист Лусников Михаил Афанасьевич)

На форуме в разделе "Полезности" можно найти комментарии судебной и арбитражной практики и комментарии новых нормативных актов, а также - образцы договоров и других полезных документов
Бесплатная рассылка Образцы договоров, налоговые и арбитражные полезности
Текущее время: 13 дек 2018 23:04

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 07 авг 2018 03:44 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 29 июн 2005 10:43
Сообщения: 3667
Откуда: г. Уссурийск, Приморского края
В Определении Верховного Суда РФ от 25 июля 2018 г. N 305-КГ17-23457 сделаны следующие интересные выводы.
Суды трех инстанций, пожалев должника и максимально снизив размер исполнительского сбора, не учли главное.
И это главное заключается в следующем: «В соответствии с частью 1 статьи 139 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частью 1 статьи 50 Закона об исполнительном производстве за сторонами исполнительного производства признается право урегулировать спор посредством заключения мирового соглашения на стадии исполнения судебного акта».
При этом только Верховный Суд, в отличие от всех предыдущих судебных инстанций, отметил понятную всем, но не отраженную многочисленными законодательными предписаниями невозможность заключения мирового соглашения в предоставленный законом и добросовестным судебным приставом пятидневный срок для добровольного исполнения.
Реализация права на мирное урегулирование спора в течение пятидневного срока добровольного исполнения требований исполнительного документа является объективно невозможной, поскольку часть 4 статьи 141 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации допускает рассмотрение судом вопроса об утверждении мирового соглашения, заключаемого в процессе исполнения судебного акта, в срок, не превышающий месяца со дня поступления в суд заявления о его утверждении.
Верховный Суд РФ правильно отметил, что реализация права на мирное урегулирование спора в течение пятидневного срока добровольного исполнения требований исполнительного документа является объективно невозможной, поскольку часть 4 статьи 141 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации допускает рассмотрение судом вопроса об утверждении мирового соглашения, заключаемого в процессе исполнения судебного акта, в срок, не превышающий месяца со дня поступления в суд заявления о его утверждении.


ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 июля 2018 г. N 305-КГ17-23457

Резолютивная часть определения объявлена 25.07.2018.
Полный текст определения изготовлен 25.07.2018.
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего судьи Завьяловой Т.В.,
судей Павловой Н.В., Тютина Д.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью "С. " на решение Арбитражного суда города Москвы от 05.05.2017 по делу N А40-56800/2017, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.08.2017 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.11.2017 по тому же делу по заявлению общества с ограниченной ответственностью "С. " о признании недействительными постановлений от 03.03.2017 о взыскании исполнительского сбора по исполнительному производству N 4008/17/77011-ИП и возбуждении исполнительного производства, вынесенных судебным приставом-исполнителем Межрайонного отдела по особым исполнительным производствам Управления Федеральной службы судебных приставов по городу Москве К., об освобождении от взыскания исполнительского сбора по исполнительному производству N 4008/17/77011-ИП или уменьшении размера исполнительского сбора,
при участии в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, общества с ограниченной ответственностью "А. ".
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В., выслушав объяснения представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

на исполнении у судебного пристава-исполнителя Межрайонного отдела по особым исполнительным производствам Управления Федеральной службы судебных приставов по городу Москве К. (далее - судебный пристав-исполнитель) находилось исполнительное производство от 23.01.2017 N 4008/17/77011-ИП, возбужденное на основании исполнительного документа - исполнительного листа от 10.08.2016 N ФС015705073, выданного Арбитражным судом города Москвы по делу N А40-208454/2015, с предметом исполнения - взыскание в пользу общества с ограниченной ответственностью "А. " (далее - взыскатель) с общества с ограниченной ответственностью "С. " (далее - должник, общество "С. ") задолженности в размере 135 826 125,01 рублей.
В постановлении от 23.01.2017 о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель предложил должнику в пятидневный срок со дня получения этого постановления добровольно исполнить требования, содержащиеся в исполнительном документе.
Получив постановление, общество "С. " 30.01.2017 сообщило судебному приставу-исполнителю о намерении урегулировать взаимные претензии сторон исполнительного производства в результате заключения мирового соглашения.
Взыскатель обратился к судебному приставу-исполнителю с заявлением об отложении исполнительных действий.
В рамках рассмотрения дела N А40-75946/2016 по иску общества "С. " к обществу "А. " 15.02.2017 на основании заявлений взыскателя и должника Арбитражный суд города Москвы утвердил мировое соглашение и прекратил производство по данному делу. По условиям мирового соглашения задолженность по лизинговым платежам по делу N А40-208454/2015 учтена в расчетах сторон по делу N А40-75946/2016, в связи с чем решение суда от 18.03.2016 по делу N А40-208454/2015 исполнению не подлежит.
Помимо того, 16.02.2017 должник и взыскатель обратились в Арбитражный суд города Москвы с заявлением об утверждении мирового соглашения в рамках дела N А40-208454/2015, которое удовлетворено определением Арбитражного суда города Москвы от 17.03.2017.
На основании заявления взыскателя об отзыве исполнительного листа от 20.02.2017 судебный пристав-исполнитель вынес постановление от 03.03.2017 об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю.
Однако в связи с неисполнением должником требований исполнительного документа в срок, установленный для добровольного исполнения в постановлении от 23.01.2017, судебным приставом вынесено постановление от 03.03.2017 о взыскании исполнительского сбора в размере 9 506 579 рублей 08 копеек и возбуждено соответствующее исполнительное производство.
Не согласившись с постановлениями от 03.03.2017 о взыскании исполнительского сбора и возбуждении исполнительного производства, и полагая, что заключение мирового соглашения исключает возможность взыскания исполнительского сбора, общество "С. " обратилось в Арбитражный суд города Москвы с вышеуказанными требованиями.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 05.05.2017, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.08.2017, уменьшен размер подлежащего взысканию исполнительского сбора на одну четверть - до 7 129 934,31 рубля. В остальной части в удовлетворении заявления отказано.
Арбитражный суд Московского округа постановлением от 13.11.2017 оставил состоявшиеся по делу судебные акты без изменения.
В кассационной жалобе, направленной в Верховный Суд Российской Федерации, общество "С. " просит отменить судебные акты в части отказа в удовлетворении требований, ссылаясь на допущенные судами существенные нарушения норм материального права.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В. от 18.06.2018 кассационная жалоба заявителя вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
Изучив материалы дела, проверив в соответствии с положениями статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, Судебная коллегия считает, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению, а обжалуемые судебные акты - отмене по следующим основаниям.
Суды трех инстанций, признавая правомерность оспариваемых постановлений, руководствовались положениями статьи 112 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон об исполнительном производстве), и исходили из того, что у судебного пристава-исполнителя имелись основания для применения к обществу "С. " такой меры как взыскание исполнительского сбора, поскольку в установленный судебным приставом-исполнителем срок общество добровольно не погасило имевшуюся перед взыскателем задолженность.
По мнению судов, основанием для освобождения общества "С. " от взимания исполнительского сбора могли выступать только объективно непреодолимые чрезвычайные обстоятельства, находящиеся вне его контроля, а заключение мирового соглашения, само по себе, не освобождает должника от ответственности за неисполнение указаний судебного пристава-исполнителя о добровольном исполнении исполнительного документа.
Между тем судами не учтено следующее.
Исполнительский сбор, установленный статьей 112 Закона об исполнительном производстве, не является фискальным платежом, взимаемым за совершение юридически значимых действий судебным приставом-исполнителем, а выступает мерой публично-правовой ответственности должника за совершенное им в процессе исполнительного производства правонарушение, которой присущи признаки административной штрафной санкции: он имеет фиксированное, установленное законом денежное выражение, взыскивается принудительно, оформляется постановлением уполномоченного должностного лица, взимается в случае совершения правонарушения, а также зачисляется в бюджет, средства которого находятся в государственной собственности.
Взимание исполнительского сбора преследует публично-значимую цель повышения эффективности исполнительного производства, предполагая, что неисполнение и несвоевременное исполнение решений судов и иных уполномоченных органов создает угрозу гарантиям государственной защиты конституционных прав и свобод, законности и правопорядка в целом.
Вместе с тем, поскольку штрафное взыскание связано с ограничением конституционного права собственности, толкование и применение положений законодательства об исполнительном производстве, регулирующих взимание исполнительского сбора, должно осуществляться судами с учетом критерия соразмерности (пропорциональности), вытекающего из части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, и не должно приводить к подавлению экономической самостоятельности и инициативы, чрезмерному ограничению свободы предпринимательства и права собственности, что в силу статей 34 (часть 1), 35 (части 1 - 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации недопустимо.
Это означает, что взимание исполнительского сбора, как специальной меры публично-правовой ответственности за нарушение законодательства об исполнительном производстве, должно производиться с соблюдением вытекающих из Конституции Российской Федерации принципов справедливости наказания, его индивидуализации и дифференцированности, что предполагает возможность уменьшения судом размера исполнительского сбора, освобождения от его взимания с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя, его имущественного положения и иных существенных обстоятельств.
Изложенное соответствует правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлениях от 30.07.2001 N 13-П, от 17.01.2013 N 1-П, от 25.02.2014 N 4-П и от 19.01.2017 N 1-П, определении от 02.04.2015 N 654-О.
Из этого же исходит Европейский Суд по правам человека, который, признавая такую меру ответственности, как штраф, оправданным вмешательством в право каждого физического и юридического лица на уважение своей собственности в соответствии с абзацем вторым статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, полагает, что финансовое обязательство, вытекающее из уплаты штрафа, если оно возлагает чрезмерное бремя на заинтересованное лицо или оказывает значительное влияние на его финансовое состояние, может поставить под сомнение данное право, гарантированное абзацем первым той же статьи (постановление от 11.01.2007 по делу "Мамидакис (Mamidakis) против Греции").
Суды трех инстанций, рассматривая настоящее дело и формулируя вывод о наличии оснований для применения к обществу меры взыскания в виде взимания исполнительского сбора, не учли, что в соответствии с частью 1 статьи 139 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частью 1 статьи 50 Закона об исполнительном производстве за сторонами исполнительного производства признается право урегулировать спор посредством заключения мирового соглашения на стадии исполнения судебного акта и, принимая во внимание вышеизложенное, обстоятельства, связанные с заключением мирового соглашения, имеют значение при оценке правомерности поведения, а также виновности должника, не исполнившего в установленный срок требование исполнительного документа.
Реализация права на мирное урегулирование спора в течение пятидневного срока добровольного исполнения требований исполнительного документа является объективно невозможной, поскольку часть 4 статьи 141 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации допускает рассмотрение судом вопроса об утверждении мирового соглашения, заключаемого в процессе исполнения судебного акта, в срок, не превышающий месяца со дня поступления в суд заявления о его утверждении.
Однако обязанность добровольного исполнения требования исполнительного документа не может противопоставляться праву сторон исполнительного производства на урегулирование спора на основе взаимных уступок путем заключения мирового соглашения. Тем более, в ситуации, подобной рассматриваемому спору, когда задолженность взыскателя перед должником, являвшаяся предметом параллельных судебных разбирательств, завершившихся заключением мирового соглашения, во много раз превосходила долг должника перед взыскателем по настоящему делу. Иное бы означало, что исполнительский сбор взимается вопреки взаимным интересам взыскателя и должника, а также вопреки публично-правовой цели этой меры ответственности.
Соответственно, если требование исполнительного документа не исполнено в связи с реализацией законного права на урегулирование спора посредством заключения мирового соглашения, впоследствии утвержденного судом, такое поведение должника не может расцениваться как нарушающее законодательство об исполнительном производстве.
Отсутствие признака противоправности в поведении должника, не исполнившего требование исполнительного документа, исключает возможность его привлечения к ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 122 Закона об исполнительном производстве, в виде взыскания исполнительского сбора.
Исходя из положений части 7 статьи 141 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пункта 3 части 2 статьи 43 Закона об исполнительном производстве, утверждение судом мирового соглашения, заключенного в процессе исполнения судебного акта, влечет прекращение его исполнения, является основанием для прекращения исполнительного производства и применительно к пункту 1 части 10 статьи 112 Закона об исполнительном производстве - исключает возможность вынесения судебным приставом-исполнителем постановления о взыскании исполнительского сбора, возбуждения соответствующего исполнительного производства.
Как следует из материалов дела и установлено судами, мировое соглашение между сторонами исполнительного производства заключено до истечения срока добровольного удовлетворения требования исполнительного документа, что послужило основанием для направления взыскателем в адрес судебного пристава-исполнителя ходатайства об отложении исполнительских действий.
В результате заключения мирового соглашения взыскатель и должник констатировали, что в действительности задолженность по лизинговым платежам в размере 112 687 650 рублей, а также соответствующих сумм неустойки, взыскание которой являлось предметом исполнительного производства, у общества "Северная грузовая компания" отсутствует, т.к. полностью покрывается стоимостью возвращенного предмета лизинга и ранее внесенными платежами. В связи с этим в мировом соглашении отмечено, что завершающая обязанность сторон (сальдо встречных обязательств) по расторгнутому договору лизинга от 15.05.2013 N АТБ4/Л/5/13 равна нулю.
В этой ситуации применение к должнику меры ответственности в виде взыскания исполнительского сбора, размер которого даже после уменьшения судом до низшего предела, установленного частью 7 статьи 112 Закона об исполнительном производстве, составил значительную сумму денежных средств 7 129 934 рубля 31 копейку, не отвечает принципам справедливости наказания, его индивидуализации и дифференцированности, поскольку приводит к возложению денежного взыскания на добросовестного участника гражданского оборота.
При таком положении Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает, что оспариваемые судебные акты арбитражных судов подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как принятые с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, а заявленные обществом требования - подлежат удовлетворению.
Руководствуясь статьями 176, 291.11 - 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Арбитражного суда города Москвы от 05.05.2017 по делу N А40-56800/2017, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.08.2017 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.11.2017 по тому же делу отменить.
Требования общества с ограниченной ответственностью "С. " удовлетворить.
Признать недействительными постановления Межрайонного отдела по особым исполнительным производствам Управления Федеральной службы судебных приставов по городу Москве от 03.03.2017 о взыскании исполнительского сбора по исполнительному производству N 4008/17/77011-ИП и о возбуждении исполнительного производства по взысканию исполнительского сбора.
Освободить общество с ограниченной ответственностью "С. " от взыскания исполнительского сбора по исполнительному производству N 4008/17/77011-ИП Межрайонного отдела по особым исполнительным производствам Управления Федеральной службы судебных приставов по городу Москве.

Председательствующий судья
Т.В.ЗАВЬЯЛОВА

Судьи
Н.В.ПАВЛОВА
Д.В.ТЮТИН


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
TopList Rating SALDO.ru HotLog