ПЕРСОНАЛЬНАЯ СТРАНИЦА ЮРИСТА ЛУСНИКОВА

Все публикации на странице приостановлены на неопределенный срок. Публикации Лусникова смотреть в Яндексе: «Дзен канал Михаил Афанасьевич Лусников» или - по ссылке: https://dzen.ru/id/6232a760311d4f15302dc8de
Текущее время: 24 сен 2023 03:53

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 29 мар 2023 08:28 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 29 июн 2005 10:43
Сообщения: 2191
Откуда: г. Уссурийск, Приморского края
Суть дела, рассмотренного Верховным Судом РФ (определение от 28 февраля 2023 г. № 18-КГ22-158-К4), следующая.
Собственница квартиры установила в своей квартире газовый котел.
При установке газового котла:
- была разработана рабочая документация на газоснабжение квартиры газовым котлом;
- был заключен договор по осуществлению технического надзора за установкой котла;
- был составлен акт о приемке объекта газоснабжения (котла);
- был составлен акт о соответствии дымовых каналов от газовых печей, аппаратов, приборов и вентиляционных каналов в квартире правилам производства работ, ремонта печей и дымовых каналов, в связи с чем они могут быть допущены к эксплуатации;
- ввиду установки котла энергоснабжающей организацией был составлен акт отключения абонента от тепловых сетей инженерно-технического обеспечения (получается, что сама энергоснабжающая организация была согласна с отключением квартиры от центрального отопления);
- собственницей был заключен договор о техническом обслуживании и ремонте внутриквартирного газового оборудования, а также - договор поставки природного газа на коммунально-бытовые нужды.

В соответствии с актом ООО "Фирма ТГС Стройсервис", а также согласно заключению судебной строительно-технической экспертизы, устройство дымохода газового котла в квартире соответствует строительным нормам и правилам, противопожарным требованиям, требованиям свода правил, регламентирующих устройств и эксплуатацию газового котла.
Всё это послужило достаточным основанием для того, чтобы нижестоящие суды признали правомерной установку газового котла для отопления квартиры.

Своё основное несогласие с нижестоящими судами Верховный Суд РФ в определении от 28 февраля 2023 г. № 18-КГ22-158-К4 обосновал ссылкой на часть 15 статьи 14 Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 190-ФЗ "О теплоснабжении".
Эта норма права изложена очень неудачно. В её начале действительно говорится о запрете перехода на отопление квартир в многоквартирных домах с использованием индивидуальных источников, перечень которых определяется Правительством РФ. Но далее в этой норме приведена вовсе не запрещающая фраза следующего содержания: «…при наличии осуществленного в надлежащем порядке подключения к системе теплоснабжения многоквартирных домов, за исключением случаев, определенных схемой теплоснабжения».
Но теперь Верховный Суд РФ устранил то толкование этой правовой нормы, которое позволило многочисленным нижестоящим судебным инстанциям разрешить индивидуальное отопление конкретной квартиры.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 28 февраля 2023 г.
№ 18-КГ22-158-К4
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Москаленко Ю.П.,
судей Назаренко Т.Н. и Юрьева И.М.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Н. А. Н. к М. Н. А. о приведении жилого помещения в первоначальное состояние
по кассационной жалобе Н. А. Н. на решение Хостинского районного суда г. Сочи Краснодарского края от 31 августа 2021 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 2 декабря 2021 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 21 июня 2022 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Москаленко Ю.П., выслушав объяснения представителя истца Р. Д.Г., поддержавшего доводы кассационной жалобы, ответчика М. Н.А., ее представителей К. Л.А. и К. B.C., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
установила:
Н. А.Н. обратилась в суд с иском к М. Н.А. о приведении жилого помещения в первоначальное состояние, в обоснование заявленных требований указав, что является собственником квартиры ..., находящейся по адресу: .... В расположенной под жилым помещением истца квартире ..., собственником которой является М. Н.А., в нарушение нормативных требований к отоплению жилых помещений в многоквартирных домах, а также положений Жилищного кодекса Российской Федерации установлен газовый котел, дымоотвод от которого расположен на фасадной стене жилого дома под окнами квартиры истца, чем нарушаются права и законные интересы Н. А.Н. Истец просила суд признать произведенное в квартире ответчика переоборудование в части установки газового котла и вывода дымоотвода газового котла из квартиры по подпорной стене на земельный участок, расположенный под многоквартирным жилым домом, незаконным, возложить на ответчика обязанность по приведению принадлежащей ей квартиры в первоначальное состояние (произвести демонтаж дымоотвода газового котла с опорной стены многоквартирного дома).
Решением Хостинского районного суда г. Сочи Краснодарского края от 31 августа 2021 г. в удовлетворении исковых требований отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 2 декабря 2021 г. решение Хостинского районного суда Краснодарского края от 31 августа 2021 г. оставлено без изменения.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 21 июня 2022 г. решение Хостинского районного суда Краснодарского края от 31 августа 2021 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 2 декабря 2021 г. оставлены без изменения.
В кассационной жалобе Н. А.Н. ставит вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как вынесенных с нарушением требований закона.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Москаленко Ю.П. от 17 января 2023 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит ее подлежащей удовлетворению.
В соответствии со статьей 390.14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
При рассмотрении настоящего дела судами были допущены такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права.
Как установлено судом и следует из материалов дела, Н. А.Н. является собственником квартиры ... в доме ... по улице ...
Собственником нижерасположенной квартиры ... в доме по указанному адресу является М. Н.А.
В 2015 году ОАО "Сочигоргаз" была разработана рабочая документация на газоснабжение объекта капитального строительства (дополнительная установка газового котла) - квартиры ... по приведенному выше адресу.
27 февраля 2015 г. собственником квартиры ... с ОАО "Сочигоргаз" заключен договор, в соответствии с которым общество приняло на себя обязанность по осуществлению технического надзора за строительством объекта газоснабжения.
1 июля 2015 г. была осуществлена приемка объекта газоснабжения, о чем составлен соответствующий акт.
27 июля 2015 г. ООО "Фирма ТГС Стройсервис" провела первичное обследование технического состояния дымовых и вентиляционных каналов, по результатам которого был составлен акт о соответствии дымовых каналов от газовых печей, аппаратов, приборов и вентиляционных каналов в принадлежащей ответчику квартире правилам производства работ, ремонта печей и дымовых каналов, в связи с чем они могут быть допущены к эксплуатации.
Ввиду установки индивидуального котла (отопление и горячее водоснабжение) 19 января 2016 г. Северо-Кавказским филиалом ООО "Газпром энерго" составлен акт отключения абонента от тепловых сетей инженерно-технического обеспечения.
30 января 2019 г. М. Н.А. заключила с ОАО "Сочигоргаз" договор о техническом обслуживании и ремонте внутриквартирного газового оборудования, а 18 февраля 2019 г. - с ООО "Газпром Межрегионгаз Краснодар" договор поставки природного газа на коммунально-бытовые нужды.
В соответствии с актом ООО "Фирма ТГС Стройсервис" от 10 марта 2021 г. дымовые каналы от газовых печей, аппаратов, приборов и вентиляционные каналы в принадлежащей ответчику квартире соответствуют правилам производства работ, ремонта печей и дымовых каналов.
Согласно заключению судебной строительно-технической экспертизы от 14 июля 2021 г., произведенной ООО "ГеоМаркер" на основании определения суда от 13 апреля 2021 г., ввиду того, что на устройство дымоотвода газового котла была выдана рабочая документация и установленное оборудование было принято и введено в эксплуатацию, эксперт пришел к выводу о том, что устройство дымохода газового котла в квартире ... в доме ... по ул. ... соответствует строительным нормам и правилам, противопожарным требованиям, требованиям свода правил, регламентирующих устройств и эксплуатацию газового котла. По вопросу о нарушении устройством дымоотвода газового котла прав других лиц и создании угрозы жизни и здоровью граждан экспертом сообщено о невозможности дать в данной части заключение по причине отсутствия специальных познаний в области юриспруденции, а также медицины.
Разрешая спор и принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями статьи 304 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, содержащимися в пункте 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", а также принимая во внимание заключение судебной строительно-технической экспертизы, пришел к выводу, что Н. А.Н. не было представлено допустимых и достаточных доказательств нарушения ее прав действиями ответчика.
Четвертый кассационный суд общей юрисдикции согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебные постановления по делу приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.
Статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что решение суда должно быть законным и обоснованным.
Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в пунктах 2, 3 постановления от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
Из содержания статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации следует, что предмет доказывания по делу составляют факты материально-правового характера, подтверждающие обоснованность требований и возражений сторон и имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.
В силу части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
Таким образом, с учетом приведенных положений процессуального закона именно на суд возлагается обязанность по определению предмета доказывания как совокупности обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела. Предмет доказывания определяется судом на основании требований и возражений сторон, а также норм материального права, регулирующих спорные отношения.
Между тем обжалуемые судебные постановления приведенным требованиям закона и разъяснениям по его применению не соответствуют.
Согласно части 15 статьи 14 Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 190-ФЗ "О теплоснабжении" (здесь и далее правовые нормы приведены в редакции, действовавшей на момент строительства объекта газоснабжения в жилом помещении, расположенном по адресу: (...) запрещается переход на отопление жилых помещений в многоквартирных домах с использованием индивидуальных квартирных источников тепловой энергии, перечень которых определяется правилами подключения (технологического присоединения) к системам теплоснабжения, утвержденными Правительством Российской Федерации, при наличии осуществленного в надлежащем порядке подключения (технологического присоединения) к системам теплоснабжения многоквартирных домов, за исключением случаев, определенных схемой теплоснабжения.
Данный запрет установлен в целях сохранения теплового баланса всего жилого здания, поскольку при переходе на индивидуальное теплоснабжение хотя бы одной квартиры в многоквартирном доме происходит снижение температуры в примыкающих помещениях, нарушается гидравлический режим во внутридомовой системе теплоснабжения.
Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, часть 15 статьи 14 Федерального закона "О теплоснабжении" направлена на обеспечение надежности и безопасности системы теплоснабжения многоквартирных жилых домов, к нарушению которой может приводить использование некоторых видов индивидуальных квартирных источников тепловой энергии (определения от 17 ноября 2011 г. N 1514-О-О, от 25 января 2012 г. N 199-О-О, от 21 марта 2013 г. N 457-О, от 17 июля 2014 г. N 1681-О и др.).
Согласно подпункту "в" пункта 35 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2011 г. N 354, потребитель не вправе самовольно демонтировать или отключать обогревающие элементы, предусмотренные проектной и (или) технической документацией на многоквартирный или жилой дом, самовольно увеличивать поверхности нагрева приборов отопления, установленных в жилом помещении, свыше параметров, предусмотренных проектной и (или) технической документацией на многоквартирный или жилой дом.
При этом отсоединение внутриквартирных инженерных сетей и оборудования от внутридомовых инженерных сетей, обеспечивающих жилое помещение постоянным отоплением (в отопительный сезон), является переустройством, предусмотренным частью 1 статьи 25 Жилищного кодекса Российской Федерации, требующим внесения изменений в технический паспорт жилого помещения.
В силу части 1 статьи 26 Жилищного кодекса Российской Федерации переустройство и (или) перепланировка жилого помещения проводятся с соблюдением требований законодательства по согласованию с органом местного самоуправления на основании принятого им решения.
Кроме того, согласно пункту 1 статьи 290 Гражданского кодекса Российской Федерации собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры.
В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, а именно: крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения.
Собственники помещений в многоквартирном доме владеют, пользуются и в установленных настоящим Кодексом и гражданским законодательством пределах распоряжаются общим имуществом в многоквартирном доме (часть 2 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации).
Частью 2 статьи 40 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что, если реконструкция, переустройство и (или) перепланировка помещений невозможны без присоединения к ним части общего имущества в многоквартирном доме, на такие реконструкцию, переустройство и (или) перепланировку помещений должно быть получено согласие всех собственников помещений в многоквартирном доме.
В силу пункта 1 части 2 статьи 44 Жилищного кодекса Российской Федерации принятие решений о реконструкции многоквартирного дома относится к компетенции общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме.
Исходя из положений приведенных выше правовых норм согласие всех собственников помещений в многоквартирном доме является обязательным условием для проведения реконструкции, переустройства и (или) перепланировки помещения в многоквартирном доме, влекущих изменение размера общего имущества многоквартирного дома. Надлежащим подтверждением согласия всех собственников на совершение таких действий является соответствующее решение общего собрания собственников помещений многоквартирного дома.
Переход на индивидуальное отопление жилых помещений в многоквартирном доме возможен только при соблюдении всех требований, установленных законодательством.
Многоквартирный жилой дом, в котором расположены принадлежащие истцу и ответчику квартиры, подключен к централизованным системам инженерно-технического обеспечения, в том числе к системе теплоснабжения.
В связи с изложенным с учетом заявленных Н. А.Н. требований, возражений М. Н.А. и подлежащих применению норм материального права юридически значимым и подлежащим установлению по данному делу обстоятельством являлось в том числе выявление правовой природы и последствий произведенных в принадлежащем ответчику жилом помещении работ (повлекли или нет работы по установке индивидуального котла отопления и горячего водоснабжения, отключению от тепловых сетей, монтажу дымовых и вентиляционных каналов, дымоотвода газового котла изменение размера общего имущества в многоквартирном доме).
Принимая во внимание, что при производстве указанных работ была затронута стена многоквартирного жилого дома, являющаяся его ограждающей конструкцией, изменена система центрального отопления дома, находящаяся в общей долевой собственности собственников помещений многоквартирного жилого дома, суду следовало также разрешить вопрос об установлении такого юридически значимого обстоятельства, как наличие согласия всех собственников помещений в многоквартирном доме на проведение данных работ.
Однако в нарушение подлежащих применению к спорным отношениям норм материального права, требований процессуального закона суд фактически уклонился от установления названных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения спора, правовой оценки соответствующим доводам сторон не дал.
Кроме того, частью 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что в мотивировочной части решения суда должны быть указаны: фактические и иные обстоятельства дела, установленные судом; выводы суда, вытекающие из установленных им обстоятельств дела, доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения, мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле; законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии решения, и мотивы, по которым суд не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле.
Мотивируя свои требования, истец ссылалась на положения статьи 304 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.
Исходя из разъяснений, изложенных в пункте 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", в силу статей 304, 305 Гражданского кодекса Российской Федерации иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение. Такой иск подлежит удовлетворению и в том случае, когда истец докажет, что имеется реальная угроза нарушения его права собственности или законного владения со стороны ответчика. Иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению независимо от того, на своем или чужом земельном участке либо ином объекте недвижимости ответчик совершает действия (бездействие), нарушающие право истца.
Как следует из искового заявления, в обоснование заявленных требований, наличия нарушения прав и законных интересов Н. А.Н. указывала, что дымоотвод от установленного в жилом помещении ответчика газового котла расположен под окнами принадлежащей истцу квартиры, в связи с чем в нее попадают продукты горения и части несгоревшего топлива, в квартире присутствует запах газа, что влияет на самочувствие истца и самочувствие членов ее семьи.
Ввиду изложенного обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дела, являлось установление факта нарушения ответчиком права, принадлежащего истцу, либо угрозы такого нарушения.
Вместе с тем при разрешении спора данные обстоятельства судом, формально сославшимся на отсутствие в материалах дела доказательств нарушения прав истца действиями ответчика, фактически исследованы не были, соответствующие доводы Н. А.Н. никакой правовой оценки со стороны суда не получили.
Согласно части 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.
В силу части 2 статьи 86 названного кодекса заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы.
Однако, несмотря на то, что при назначении по делу судебной строительно-технической экспертизы определением суда от 13 апреля 2021 г. перед экспертом был поставлен вопрос о том, создает ли устройство дымоотвода газового котла в принадлежащей на праве собственности ответчику квартире угрозу жизни и здоровью граждан, в представленном в материалы дела экспертном заключении от 14 июля 2021 г. ответа на указанный вопрос не содержится, экспертом со ссылкой на отсутствие специальных познаний в области медицины принято решение не отвечать на поставленный вопрос.
Согласно части 1 статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.
Между тем, как усматривается из материалов дела, протокольным определением суда первой инстанции от 31 августа 2021 г., а также определением суда апелляционной инстанции от 2 декабря 2021 г. в удовлетворении ходатайств стороны истца о назначении по делу экспертизы в соответствии с положениями статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отказано.
Таким образом, при рассмотрении спора судами первой и апелляционной инстанций условия для установления фактических обстоятельств дела созданы не были обстоятельства, связанные с установлением факта нарушения ответчиком права, принадлежащего истцу, либо угрозы такого нарушения и имеющие юридическое значение для правильного разрешения спора, в предмет доказывания по делу не вошли и правовой оценки со стороны судебных инстанций не получили, суды первой и апелляционной инстанций допустили существенные нарушения норм процессуального права, устанавливающих правила доказывания в гражданском процессе, а также исследования и оценки доказательств, что привело к неправильному применению норм материального права.
Суд кассационной инстанции, проверяя по кассационной жалобе Н. А.Н. законность решения суда первой инстанции и апелляционного определения суда апелляционной инстанции, допущенные ими нарушения норм материального и процессуального права не выявил и не устранил, тем самым не выполнил требования статьи 379.6 и частей 1-3 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судебными инстанциями нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Н. А.Н., в связи с чем решение Хостинского районного суда Краснодарского края от 31 августа 2021 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 2 декабря 2021 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 21 июня 2022 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении дела суду следует разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям сторон нормами материального права, установленными по делу обстоятельствами и с соблюдением требований процессуального закона.

Руководствуясь статьями 390.14, 390.15, 390.16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
определила:
решение Хостинского районного суда г. Сочи Краснодарского края от 31 августа 2021 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 2 декабря 2021 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 21 июня 2022 г. отменить.
Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Хостинский районный суд г. Сочи Краснодарского края.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
TopList Rating SALDO.ru