ПЕРСОНАЛЬНАЯ СТРАНИЦА ЮРИСТА ЛУСНИКОВА

Все публикации на странице приостановлены на неопределенный срок. Публикации Лусникова смотреть в Яндексе: «Дзен канал Михаил Афанасьевич Лусников» или - по ссылке: https://dzen.ru/id/6232a760311d4f15302dc8de
Текущее время: 12 июл 2024 21:10

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 20 июл 2023 17:15 
Не в сети
Site Admin

Зарегистрирован: 29 июн 2005 10:43
Сообщения: 2211
Откуда: г. Уссурийск, Приморского края
Почти невозможно вести бизнес под товарным знаком, содержащим только фамилию бизнесмена, даже с добавлением сыновей (товарный знак «Гаврилов и сыновья» могут и не зарегистрировать).
Суть судебного спора такова.
В этом споре рассмотрен редкий случай, когда предприниматель не только не стал скрывать свои персональные данные, но и решил товарный знак по своей предпринимательской деятельности зарегистрировать под своим настоящим именем и фамилией.
Однако ему в этом было отказано со ссылкой на то, что его фамилия совпадает с фамилиями известных общественных деятелей, но не регистрировавших свои фамилии в качестве товарного знака (официально причина отказа изложена так: «заявленное обозначение представляет собой распространенные имя и фамилию, в
том числе известных личностей»).
Предпринимателю не повезло вдвойне, потому что его фамилия оказалась очень распространенной в России.
При этом Роспатентом не были приняты во внимание доводы предпринимателя о том, что его имя тоже широко известно и в предпринимательским кругах, и в Интернете.
Не приняты во внимание также следующие доводы предпринимателя: «указания Роспатента на российского писателя-фантаста, журналиста, общественного деятеля А. С. А., политического деятеля А. С. Б., физика и математика А. С. М. не могут быть основанием для отказа в регистрации заявленного обозначения, поскольку не приведено никакой достоверной информации об осуществлении этими лицами предпринимательской деятельности в сфере деятельности самого предпринимателя».

Правда, Суд по интеллектуальным правам в решении от 27 апреля 2023 г. по делу N СИП-75/2023 указал на возможность регистрации предпринимателем товарного знака под своей фамилией, но с указанием какой-нибудь отличительной от общественной деятельности особенности.
Вот что конкретно указал суд: «Простое добавление указания товаров и / или услуг, в отношении которых испрашивается регистрация товарного знака, вряд ли может служить обстоятельством, увеличивающим различительную способность фамилии. Изобразительный же элемент либо описание товаров в оригинальной графической манере могут усилить различительную способность обозначения, уменьшая влияние фамилии.
Заявленному обозначению, включающему фамилию, может быть предоставлена правовая охрана в том случае, если дополнительный элемент может быть зарегистрирован в качестве товарного знака самостоятельно и является доминирующим элементом обозначения».

Получается, что мало тому же доктору Иванову, желающему зарегистрировать товарный знак по своей медицинской деятельности под своей фамилией, проверить по базе Роспатента - не зарегистрирован ли уже такой товарный знак - но нужно убедиться, что его фамилия не совпадает с фамилией тоже доктора, но якобы известного доктора допустим философских наук.
А еще лучше указать какую-нибудь дополнительную отличительную особенность, которая может быть сама по себе зарегистрирована в качестве товарного знака, например, надпись «доктор Иванов», сделанная на фоне медицинского колпака с красным крестом.


Решение Суда по интеллектуальным правам
от 27 апреля 2023 г.
по делу N СИП-75/2023

Резолютивная часть решения объявлена 25 апреля 2023 г.
Полный текст решения изготовлен 27 апреля 2023 г.
Суд по интеллектуальным правам в составе:
председательствующего - судьи Голофаева В.В.,
судей - Лапшиной И.В., Снегура А.А.
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Маковецкой Н.П. рассмотрел в открытом судебном заседании заявление индивидуального предпринимателя А. С. А. о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 10.11.2022 об отказе в удовлетворении возражения на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2021704375.
В судебном заседании приняли участие представители:
от индивидуального предпринимателя А. С. А. - П. Н.Н. (по доверенности от 09.01.2023);
от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - К. А.С. (по доверенности от 10.02.2023).
Суд по интеллектуальным правам
УСТАНОВИЛ:
индивидуальный предприниматель А. С. А. обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 10.11.2022 об отказе в удовлетворении возражения на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2021704375.
В обоснование заявленных требований А. С.А. указывает на ошибочность вывода Роспатента о несоответствии заявленного обозначения требованиям пункта 1 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), поскольку законодатель не относит обозначения, состоящие из имени и фамилии, к обозначениям, не обладающим различительной способностью.
Заявитель отмечает, что ссылки Роспатента на известных личностей с фамилией и именем "А. С." не имеют правового значения, поскольку в материалах дела отсутствует достоверная информация об осуществлении этими лицами предпринимательской деятельности в сфере деятельности заявителя.
По мнению А. С.А., распространенность данных фамилии и имени на территории Российской Федерации не означает, что лица, их носящие, используют обозначение "С. А." для индивидуализации товаров и услуг, в отличие от заявителя.
Заявитель также приводит примеры обозначений, включающих фамилии и имена, и зарегистрированных в качестве товарных знаков.
Роспатент представил отзыв на заявление, в котором просит отказать в удовлетворении заявленных требований.
В судебном заседании 25.04.2023 представитель заявителя просил удовлетворить заявленные требования.
Представитель Роспатента в судебном заседании возражал против удовлетворения требований заявителя по доводам, изложенным в отзыве.
Выслушав явившихся в судебное заседание представителей участвующих в деле лиц, исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71, 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в материалы дела доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для признания недействительным оспариваемого ненормативного акта, ввиду следующего.
Как установлено судом, обозначение "С. А.» (имя и фамилия сокращены мною - М.А.Л.)
" по заявке N 2021704375 заявлено А. С.А. на регистрацию в качестве товарного знака с приоритетом от 01.02.2021 в отношении товаров 9, 16, 18, 25, 28-го классов и услуг 35, 36, 38, 40, 41, 42, 45-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ), указанных в перечне заявки.
Роспатентом 16.08.2022 принято решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2021704375 в связи с его несоответствием требованиям пункта 1 статьи 1483 ГК РФ.
Основанием для принятия решения явилось заключение по результатам экспертизы, согласно которому было установлено, что заявленное обозначение представляет собой распространенные имя и фамилию, в том числе известных личностей, в связи с чем оно не обладает различительной способностью и не может быть идентифицировано с товарами и услугами заявителя.
Заявителем 12.09.2022 подано возражение на принятое решение, доводы которого сводились к следующему:
заявленное обозначение не подпадает под критерии, приведенные в пункте 1 статьи 1483 ГК РФ;
заявитель по заявке реализует товары и услуги под заявленным обозначением, в связи с чем факт распространенности имени и фамилии "С. А." не имеет правового значения;
А. С.А. возглавляет компанию "САЛИД" и осуществляет предпринимательскую деятельность в сфере партнерских программ;
информация о деятельности А. С.А. нашла широкое отражение в сети Интернет, а именно: на порталах "Хабр карьера", "Партнерский маркетинг" (блог Сергея Бурдина), "Cpamafia", на Youtube-канале Виктории Карповой. Кроме того, заявитель является членом клуба КВОШ - профессионального сообщества, которое объединяет ведущих игроков российского рынка онлайн-обучения, и участником тренинга "Инфотрафик и конверсия", выступал в качестве спикера сессии INFOBIZ CPA LIFE 2022 - международной конференции по интернет-рекламе и партнерскому маркетингу, участвовал в международной конференции "ПитерИнобиз", давал интервью Евгению Вергусу - блогеру, освещающему способы заработка в сети Интернет;
примеры товарных знаков, включающих распространенные имена и фамилии (по свидетельствам Российской Федерации N 764476, N 346605, N 498743, N 230653 и т.д.), обуславливают возможность регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака;
указания Роспатента на российского писателя-фантаста, журналиста, общественного деятеля Абрамова Сергея Александровича, политического деятеля Абрамова Сергея Борисовича, физика и математика Абрамова Сергея Михайловича не могут быть основанием для отказа в регистрации заявленного обозначения, поскольку не приведено никакой достоверной информации об осуществлении этими лицами предпринимательской деятельности в сфере деятельности заявителя;
информация из сети Интернет без подтверждения ее достоверности другими источниками информации не может являться безусловным основанием для принятия решения об отказе в регистрации товарного знака.
С учетом изложенного заявитель просил отменить решение Роспатента и зарегистрировать товарный знак по заявке N 2021704375 в отношении товаров и услуг, содержащихся в перечне заявки.
По результатам рассмотрения данного возражения Роспатент решением от 10.11.2022 отказал в его удовлетворении, оставил решение Роспатента от 16.08.2022 без изменения.
При рассмотрении возражения Роспатент исходил из того, что в состав заявленного обозначения входят словесные элементы, представляющие собой мужское имя "С.» и фамилию "А.", широко распространенные на территории Российской Федерации.
Поскольку заявленное обозначение не имеет иного значения, кроме как имя и фамилия, административный орган установил, что это обозначение не обладает различительной способностью, т.е. является неохраноспособным, поскольку оно не способно самостоятельно индивидуализировать товары и услуги только лишь одного (единственного) того или иного конкретного лица среди многочисленных равноправных носителей этой фамилии и имени, в том числе являющихся также хозяйствующими субъектами.
При этом Роспатент также отметил, что у него отсутствуют основания для вывода о приобретении заявленным обозначением, состоящим из распространенных имени и фамилии, различительной способности в отношении заявленных товаров и услуг ввиду отсутствия соответствующих доказательств.
Не согласившись с указанным решением Роспатента, А. С.А. обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением по настоящему делу.
Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.
Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ, пункт 138 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 10), пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").
Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Установленный законом срок на подачу заявления об оспаривании ненормативного правового акта соблюден, что не оспаривается Роспатентом.
В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Полномочия Роспатента на вынесение оспариваемого решения заявителем не оспариваются, установлены статьей 1513 ГК РФ и пунктом 5 Положения о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218.
Согласно части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).
Оспариваемое решение относится к ненормативным правовым актам, поскольку вынесено уполномоченным лицом (Роспатентом), содержит отказ в удовлетворении поданного заявителем возражения, и затрагивает его права и законные интересы.
В пункте 27 Постановления N 10 разъяснено, что при оспаривании решений Роспатента и федерального органа исполнительной власти по селекционным достижениям суды должны учитывать: заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, а также заявки на наименование места происхождения товара подлежат рассмотрению в порядке, установленном законодательством, действовавшим на дату подачи заявки, а международные заявки на изобретение, промышленный образец или товарный знак и преобразованные евразийские заявки - на дату поступления заявки в Роспатент.
С учетом даты подачи заявки N 2021704375 (01.02.2021) применимыми правовыми актами для оценки его охраноспособности являются ГК РФ и Правила составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденные приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482 (далее - Правила N 482).
Согласно пункту 1 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, не обладающих различительной способностью.
Такие элементы могут быть включены в товарный знак как неохраняемые элементы, если они не занимают в нем доминирующего положения.
Как указано в пункте 34 Правил N 482, в ходе экспертизы заявленного обозначения устанавливается, не относится ли оно к объектам, не обладающим различительной способностью или состоящим только из элементов, приведенных в пункте 1 статьи 1483 ГК РФ.
К обозначениям, не обладающим различительной способностью, относятся простые геометрические фигуры, линии, числа; отдельные буквы и сочетания букв, не обладающие словесным характером и не воспринимаемые как слово; общепринятые наименования; реалистические или схематические изображения товаров, заявленных на регистрацию в качестве товарных знаков для обозначения этих товаров; сведения, касающиеся изготовителя товаров или характеризующие товар, весовые соотношения, материал, сырье, из которого изготовлен товар.
К обозначениям, не обладающим различительной способностью, относятся также обозначения, которые на дату подачи заявки утратили такую способность в результате широкого и длительного использования разными производителями в отношении идентичных или однородных товаров, в том числе в рекламе товаров и их изготовителей в средствах массовой информации.
Верховным Судом Российской Федерации сформирован методологический подход к применению пункта 1 статьи 1483 ГК РФ: оценка обозначения на соответствие требованиям этого пункта данной статьи Кодекса производится исходя из восприятия этого обозначения обычными потребителями - адресатами товаров, для индивидуализации которых испрашивается правовая охрана обозначения, в отношении конкретных товаров (определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 31.10.2019 N 300-ЭС19-12932).
Данный методологический подход является универсальным и применяется к любым обозначениям при проверке их на соответствие пункту 1 статьи 1483 ГК РФ, в том числе и к тем, которые Роспатент считает воспроизводящими фамилии.
Именно на административном органе, отказывающем в государственной регистрации товарного знака по мотиву его несоответствия требованиям пункта 1 статьи 1483 ГК РФ, исходя из применимого законодательства, лежит обязанность доказать несоответствие заявленного обозначения требованиям указанного законоположения.
Рассмотрев доводы заявителя относительно наличия у заявленного обозначения различительной способности по отношению к указанным в перечне заявки на регистрацию товарного знака товарам и услугам, суд приходит к следующим выводам.
В пункте 2.3 Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 23.03.2001 N 39 (далее - Рекомендации N 39), указано, что регистрация обозначений, воспроизводящих иные фамилии, псевдонимы (далее - фамилии), в качестве товарных знаков может быть произведена, если обозначение, состоящее из фамилии или включающее фамилию, обладает различительной способностью и не способно ввести в заблуждение потребителя относительно производителя.
В процессе экспертизы обозначений, состоящих из фамилии или включающих фамилию, целесообразно использовать информацию, содержащуюся в энциклопедиях, толковых и других словарях, в том числе словарях имен и фамилий, справочниках, в частности именных телефонных справочниках, сети Интернет, данных переписи, если таковые имеются.
Заявленному на регистрацию в качестве товарного знака обозначению, воспроизводящему фамилию, может быть предоставлена правовая охрана в том случае, если она является не только именем собственным, но и имеет смысловое словарное значение, которое в соответствии с действующим законодательством не может служить препятствием для регистрации в отношении заявленных товаров и услуг. Например, может быть предоставлена правовая охрана фамилии "Муха", заявленной в отношении товара "музыкальные инструменты", фамилии "Перекати-поле", заявленной в отношении услуг по организации путешествий, фамилии "Скрытный", заявленной в отношении адвокатских услуг.
Если из источников информации следует, что заявленное обозначение является только фамилией, и не имеет иного значения, раскрытого в словарях, справочниках, энциклопедиях и т.д., экспертом может быть сделан вывод о том, что фамилия не обладает различительной способностью. Такой вывод следует признать тем более убедительным, чем более распространенной является заявленная на регистрацию фамилия. При этом вывод об отсутствии различительной способности не может зависеть от того, что фамилия указана во множественном числе, например "Петровы", или в каком-либо падеже с предлогом, например "От Петрова".
Фамилии целесообразно предоставить правовую охрану, если представленные заявителем материалы подтверждают то, что заявленная фамилия воспринималась потребителем как обозначение товаров производителя, а не как фамилия, до даты подачи заявки. В качестве такого подтверждения могут быть приняты во внимание результаты опросов потребителей, письменные заявления специалистов, данные об объемах продаж, рекламе и т.п. (пункт 2.1 Рекомендаций N 39), которые демонстрируют то, что потребитель воспринимает заявленное обозначение как обозначение товаров производителя, а не как фамилию.
В случаях, когда фамилия сочетается в обозначении с другими элементами, необходимо оценить ее смысловое и пространственное положение в обозначении (занимает она доминирующее или не доминирующее положение) и различительную способность обозначения в целом. При этом следует учитывать, что включение в обозначение наряду с фамилией имени усиливает различительную способность обозначения.
Обозначению, включающему фамилию, тем более вероятно может быть предоставлена правовая охрана, чем оригинальнее элемент, находящийся в комбинации с ней. Простое добавление указания товаров и / или услуг, в отношении которых испрашивается регистрация товарного знака, вряд ли может служить обстоятельством, увеличивающим различительную способность фамилии. Изобразительный же элемент либо описание товаров в оригинальной графической манере могут усилить различительную способность обозначения, уменьшая влияние фамилии.
Заявленному обозначению, включающему фамилию, может быть предоставлена правовая охрана в том случае, если дополнительный элемент может быть зарегистрирован в качестве товарного знака самостоятельно и является доминирующим элементом обозначения.
Заявленному обозначению может быть предоставлена правовая охрана, если оно представляет собой неправильно написанную фамилию, в том случае, если неправильно написанная фамилия имеет смысловое словарное значение, которое может быть зарегистрировано в соответствии с действующим законодательством в качестве товарного знака в отношении заявленных товаров.
В случае если фамилия, не имеющая смыслового словарного значения, составляет часть обозначения и заявителем не представлены материалы, подтверждающие то, что фамилия воспринимается потребителем как обозначение товаров производителя, регистрация обозначения может быть произведена с указанием фамилии в качестве неохраняемого элемента (см. пункт 2.11 Рекомендаций).
Рекомендации N 39 для суда обязательными не являются.
Вместе с тем они дают определенный ориентир по тому, как в той или иной ситуации поведет себя административный орган. Поэтому обобщающие материалы Роспатента суд использует только для сравнения правовой позиции, высказанной в конкретном деле, с той позицией, которую этот орган считает срезом своей единообразной практики, и в случае расхождения позиции в конкретном деле с обобщенной позицией - для проверки наличия мотивов изменения подхода административного органа (постановления президиума Суда по интеллектуальным правам от 24.01.2022 по делу N СИП-762/2021, от 26.08.2022 по делу N СИП-1375/2021).
При оценке обозначения с точки зрения среднего потребителя главную роль играет восприятие потребителем такого обозначения в отношении конкретных товаров и услуг, для индивидуализации которых предоставлена или испрашивается охрана.
Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 06.07.2020 по делу N СИП-972/2019.
Как следует из материалов дела, заявленное обозначение «С. А.»
по заявке N 2021704375 состоит из словесных элементов "С." и "А.", выполненных стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита. Правовая охрана товарному знаку испрашивается в отношении указанных в перечне заявки товаров 9, 16, 18, 25, 28-го классов МКТУ, услуг 35, 36, 38, 40, 41, 42, 45-го классов МКТУ.
По результатам анализа заявленного обозначения Роспатент установил, что входящие в его состав словесные элементы представляют собой мужское имя "С." и фамилию "А.".
Со ссылкой на общедоступные сведения, содержащиеся в сети Интернет (URL-адрес: https://ru.wikipedia.org/wiki/Абрамов) административный орган заключил, что "А." - русская фамилия, образованная от имени А.. По данным 2014 года фамилия А. занимала 5144-е место по распространённости в мире: в России ее носителями были свыше 83 тысяч человек. Имя "С." - мужское русское личное имя, например, в 2009 году в Хабаровском крае являлось наиболее популярным именем у новорожденных мальчиков, его частотность при этом составила 27% (URL-адрес: httpsV/m.wikipedia.org/wiki/С.).
Кроме того, административный орган принял во внимание то, что в общедоступных словарно-справочных источниках информации, расположенных на портале электронной энциклопедии Академик.ру в сети Интернет (URL-адрес: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1146027), содержится информация об известных людях с именем и фамилией "С . А.":
А., С. А. (род. 1944) - российский писатель-фантаст, журналист, общественный деятель;
А., С. Б. (род. 1972) - российский политический деятель;
А., С. М. (род. 1957) - доктор физико-математических наук, член-корреспондент РАН.
Роспатент также проанализировал сведения, содержащиеся на сайте Федеральной налоговой службы (www.nalog.ru), согласно которым в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей зарегистрировано большое количество лиц с фамилией и именем А. С. (например, ОГНИП 320385000065260, ОГРНИП 319527500040420 и т.д.).
Приняв во внимание изложенное, административный орган пришел к обоснованному выводу о том, что заявленное обозначение, включающее словесные элементы "С.." "А." не имеет иного значения, раскрытого в словарях и иных источниках информации, кроме как имя и фамилия, а, следовательно, не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака на основании пункта 1 статьи 1483 ГК РФ.
Коллегия судей отмечает, что заявитель не опровергает тот факт, что обозначение представляет собой его имя и фамилию, которые являются широко распространенными в России.
Указанное обстоятельство свидетельствует о том, что адресная группа потребителей обширного перечня товаров и услуг, указанных в перечне заявке, будет воспринимать заявленное обозначение исключительно как имя и фамилию, а не как указание на конкретный источник происхождения товара или услуги.
В связи с этим суд полагает возможным отметить, что широкая распространённость имени и фамилии, составляющих заявленное к регистрации обозначение, минимизирует его индивидуализирующую способность.
В то же время, исходя из конструкции заявленного обозначения, пространственного расположения словесных элементов, входящих в его состав, нельзя выделить сильный элемент, который обладает доминирующим положением и обращает на себя внимание потребителей в первую очередь.
С учетом изложенного, вопреки доводам заявителя, в отсутствие оригинального стилистического решения или ярких графических элементов простая комбинация из имени и фамилии физического лица не способствует усилению различительной способности обозначения в целом, поскольку распространенность личного имени "С." и сочетания такого имени с фамилией "А." в Российской Федерации достаточно велика.
Принимая во внимание изложенное, коллегия судей полагает, что в рассматриваемом случае отсутствие различительной способности заявленного обозначения презюмируется за счет использования в нем распространенных в России имени и фамилии. Заявленное обозначение не способно индивидуализировать товары и услуги только одного из многочисленных носителей этой фамилии и имени, которые также могут производить однородные товары и оказывать однородные услуги.
Согласно пункту 1.1. статьи 1483 ГК РФ положения пункта 1 этой статьи не применяются в отношении обозначений, которые:
1) приобрели различительную способность в результате их использования;
2) состоят только из элементов, указанных в подпунктах 1 - 4 пункта 1 этой статьи и образующих комбинацию, обладающую различительной способностью.
Роспатентом приняты во внимание ссылки заявителя на то, что он является главой предприятия "Салид", осуществляя деятельность в области партнерских программ, как и данные об упоминании этого лица в сети Интернет на различных информационных ресурсах, в социальных сетях и профессиональных сообществах.
Между тем, как обоснованно указал административной орган, ни один из упомянутых в возражении источников информации не свидетельствует о том, что под обозначением «С. А.»
непосредственно заявителем были оказаны услуги для третьих лиц или произведены товары, упомянутые в перечне заявки N 2021704375, в связи с чем факт приобретения заявленным обозначением различительной способности в результате его длительного использования А. С.А. в коммерческой деятельности является недоказанным.
При этом коллегия судей полагает необходимым отметить, что вывод Роспатента об отсутствии сведений о приобретении оспариваемым обозначением различительной способности вследствие его интенсивного использования заявителем не оспаривается.
Таким образом, административный орган пришел к обоснованному выводу о том, что правовая охрана не может быть предоставлена спорному обозначению в силу ограничений для регистрации таких обозначений, установленных пунктом 1 статьи 1483 ГК РФ, поскольку в обозначении отсутствуют признаки (элементы), необходимые и достаточные для его идентификации потребителями в качестве средства индивидуализации товаров и услуг заявителя.
Коллегией судей не могут быть приняты во внимание ссылки заявителя на иные товарные знаки, поскольку делопроизводство в Роспатенте по каждой заявке ведется отдельно с учетом фактических обстоятельств дела.
При этом Суд по интеллектуальным правам отмечает, что указанные в качестве примеров товарные знаки отличаются от заявленного обозначения и зарегистрированы в отношении товаров и услуг, отличающихся от приведенных в перечне заявки.
Вместе с тем в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что обстоятельства, рассматриваемые в рамках настоящего дела и имевшие место при регистрации приведенных А. С.А. товарных знаков, совпадают, в связи с чем нельзя сделать вывод о нарушении Роспатентом принципа единства правоприменительной практики.
При изложенных обстоятельствах суд не находит оснований для признания решения Роспатента от 10.11.2022 об отказе в удовлетворении возражения на решение об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2021704375 не соответствующим требованиям пункта 1 статьи 1483 ГК РФ.
Судебные расходы по уплате государственной пошлины за подачу заявления в соответствии с положениями статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам
РЕШИЛ:
в удовлетворении заявленных требований отказать.
Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в кассационном порядке в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 13


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
POWERED_BY
Русская поддержка phpBB
TopList Rating SALDO.ru